«Несколько томов проверок, и все – отказные»: как приставы и «банкиры» смоленского предпринимателя развели

Дмитрий Журавский
Сомнительные документы, телефонные разговоры и «сменившаяся власть». Пошаговая инструкция по разорению клиентов

Далекий 2014 год не всем запомнился успешной для российских атлетов Олимпиадой в Сочи. Многие бизнесмены до сих пор с содроганием вспоминают введенные в марте санкции со стороны США и стран Евросоюза. Представители малого предпринимательства, в свою очередь, вздрагивают при упоминании «симметричного ответа». Один из этих предпринимателей — герой нашей сегодняшней публикации Владимир.

До 2014 года у Владимира и его гражданской супруги Татьяны был довольно успешный бизнес, завязанный на международных грузоперевозках. Дела шли в гору, пара решила взять в кредит два тягача и расширить «семейное» предприятие. Выбор кредитной организации пал на банк «Уралсиб».

Сотрудники банка одобрили два займа. На них Владимир и Татьяна приобрели 2 тягача IVECO и полуприцепы к ним. Тут, как гром среди ясного неба и прогремели ответные санкции.

Количество заказов резко сократилось, упала выручка. Владимир написал в банк заявление о реструктуризации кредита. Здесь и начинается история, итогом которой стали несколько томов доследственных проверок и крах бизнеса пары.

«Плати по сорок, и не переживай»

Владимир обратился в смоленское отделение банка с заявлением о реструктуризации займов. Сотрудники «Уралсиба» поспешили успокоить мужчину: переживать не о чем, тем более в собственности у предпринимателя была земля и приобретенные автомобили, реализовав которые он сможет погасить долг банку.

Вот только ответ на заявление так и не пришел. Зато, на связь с мужчиной вышел московский сотрудник банка — Сергей Алексеев. Он предложил встретиться и обсудить дальнейшее сотрудничество.

Сказано — сделано. Сергей приехал в гости к Владимиру, оценил земли, находящиеся в собственности у предпринимателя, а заодно и приобретенные тягачи.

Владимир утверждает: после этого они договорились о пересмотре условий платежа: вместо указанных в договорах 110 и 120 тысяч, Владимир должен был платить банку по 40 тысяч в месяц за каждый тягач. Документально эту договоренность мужчины не оформили.

И вот, в мае 2015 года предпринимателям из банка пришло «письмо счастья», с требованием оплатить образовавшуюся задолженность. Сумма долга к тому моменту составила 7 млн руб.

В попытках разобраться в данной ситуации, Владимир позвонил Алексееву. Московский сотрудник поспешил успокоить мужчину: «Все нормально, не обращай внимания и продолжай платить, как платил».

Прощай, бизнес

Обещания не помогли. Уже в июле предпринимателям по почте пришла «оценка» приобретенных автомобилей, а в августе — повестка в Смоленский районный суд.

Словам Владимира судья не поверил, и вынес решение — предприниматель обязан погасить образовавшийся перед банком долг. Параллельно, суд отправил исполнительный лист в службу судебных приставов. Последние наложили арест на приобретенные в кредит тягачи. С правом пользования на 1 год.

По традиции, переводим с бюрократического на русский: продать, или избавиться от автомобилей и прицепов Владимир и Татьяна не могли. А вот пользоваться, и отправлять в рейсы — вполне.

Дальше — веселее. В гости к Владимиру стали наведываться Сергей Алексеев и его коллега Александр Шитов. Теперь, сотрудники «Уралсиба» требовали уже погасить образовавшуюся задолженность. Даже предлагали «помощь» в продаже земли. Мужчина повторно просил предоставить ему рассрочку, и написал еще одно заявление в смоленский офис банка. Все это время, по мере возможности, он платил банку «разные суммы денег». Ответить на заявление банк не удосужился и в этот раз.

Кто подписывал бумаги?

Время шло, наступил 2016 год. Владимир и Татьяна перебивались как могли. Ситуация на рынке грузоперевозок начала стабилизироваться, тягачи уезжали в рейсы и зарабатывали деньги на погашение задолженности. В феврале 2016 года предпринимателям позвонили приставы, и попросили явиться в отдел. Владимир ссориться с сотрудниками УФССП не стал, и в назначенное время явился. Приставы предъявили предпринимателю требование о необходимости осмотра арестованных автомобилей. Владимир написал объяснение, в котором указал, что в настоящий момент машины находятся в рейсе.

Уже в апреле, оба тягача вернулись, о чем предприниматель уведомил приставов. Сотрудник УФССП, в ведении которого находилось дело (Снежана Соболевская — прим. ред.) ушла в отпуск. Ее заменила другой пристав — Оксана Ненашева. Она пообещала Владимиру в скором времени приехать на место.

Но приставы в гости к Владимиру и Татьяне не торопились. Мужчина перезвонил в отдел УФССП, где ему пояснили, что его дело передали другому сотруднику.

Кому именно — данные разнятся. В материалах уголовного дела хранятся две версии одного и того же документа, согласно которому пристав Соболевская передает исполнительное производство своему коллеге — Павлу Чемезову. С другой стороны, в показаниях приставы (да и сам Владимир) отмечают, что от Соболевской дело перешло к Ненашевой, а уже потом к Чемезову.

В документах, хранящихся в томах доследственных проверок, Владимира смущают два факта: не совпадающие подписи на, казалось бы, копии одного и того же акта, а также его дата. Акт передачи исполнительного производства подписан 7 апреля 2016 года. В этот день Соболевская находилась в отпуске, и подписать его не могла. Так чья же подпись стоит на бумагах?

Своими сомнениями Владимир поделился со следователями. Не без труда, но ему удалось добиться назначения почерквоведческой экспертизы.

Факт остается фактом: 7 апреля 2016 года (аккурат в день составления акта) Чемезов выехал проверять арестованное имущество. По крайней мере, так указано в документах. Владимир же утверждает, что в этот день его еще раз вызвали в отдел судебных приставов, где и составили административный протокол о невыполнении требований пристава. Там же Владимиру выписали требование об осмотре машин 14 апреля 2016 года. В довесок, мужчине выписали повестку об обязательной явке в отдел на 9 утра того же дня.

Круговорот передвижения дела должников продолжился. Как и было указано в повестке, 14 апреля к 9 утра Владимир, вместе со своим адвокатом отправился в отдел. Вот только судебных приставов он там не застал — они уехали к нему, номинально — «проверять целостность арестованных автомобилей».

По факту, цель поездки была другая — изъять тягачи и полуприцепы. Для этого на место направилась уже заместитель начальника отдела по Смоленскому, Кардымовскому и Краснинскому районам Анастасия Козлова. Ее, и уже известных ему представителей банка Владимир и увидел на собственном участке. Компания уже заканчивала осмотр автомобилей.

Следствие, суды и пропавшие без вести тягачи

Решение об изъятии арестованного имущества Анастасия Козлова приняла уже на месте. Местом хранения тягачей назначили автостоянку в селе Присельское. После того, как автомобили перегнали на стоянку, все присутствующие отправились в кабинет Анастасии Козловой, оформлять необходимые документы. Около 17 часов Владимир и его адвокат, подписав все документы ушли домой.

На следующий день, юрист предпринимателей зашла в отделение приставов. Туда их пригласила сама Козлова, рассмотреть протокол об административном правонарушении со стороны предпринимателей: мол они скрывали от приставов арестованное имущество. Там адвокат и Владимир узнали, что ночью автомобили переехали на ПМЖ в Подмосковье.

Как позже расскажет следователям сама Козлова, в тот же вечер к ней с ходатайством о смене ответственного хранителя обратился представитель «Уралсиба» Шитов. Мол, не вызывают у них доверия ни Татьяна, ни Владимир. Дальше показания Козловой разнятся: в первый раз, она заявила, что удовлетворила ходатайство в рабочее время. Позже — «вспомнила», что на часах было уже 20:30. С чем связана такая расторопность, Козлова не пояснила: «закон позволяет, и все».

Уведомить должников о смене стоянки приставы не потрудились. Адвокату предпринимателей замначальника пояснила: «собиралась направить уведомление заказным письмом». Даже конверт протянула. Вот только адрес на нем стоял абсолютно другой.

Адвокат предпринимателей написала заявление об ознакомлении с делом, и приступила к изучению документов. Оказалось, что среди бумаг отсутствовала действующая доверенность от банка «Уралсиб» Шитову. За все время, пристав Козлова не спросила у Александра ни документов, удостоверяющих личность, ни саму доверенность. Несмотря на это, постановлением об удовлетворении ходатайства, Козлова передала транспортные средства не банку, а лично Шитову.

Есть претензии и к передаче дела от Чемезова Козловой. В материалах доследственной проверки, присутствует соответствующий акт, датированный 4 мая 2016 года. Изымать автомобили Козлова ездила 14 апреля. На каких основаниях — загадка.

«Власть сменилась»

Новое «место жительства» автомобилей, куда и забрал их Шитов, в документах значилось скромно: ООО «Энерджи Транс», г. Москва, Краснопохорское поселение, близ деревни Софьино. Найти эту стоянку и убедиться в сохранности автомобилей Владимир так и не смог.

Даже после обращения к московским приставам. Однажды, московский сотрудник УФССП выехал на место и доложил: автомобили на месте, все в порядке. Реагировать на обращения приставов из Смоленска сотрудники «Уралсиба» не посчитали нужным. Транспортировать тягачи для проверки в областной центр сотрудники банка не видели смысла. Официально сослались на статью закона, согласно которой судебный пристав имеет право давать поручение для совершения исполнительных действий на другой территории. Смоленские приставы отправили в Москву запрос, об осуществлении проверки сохранности имущества с участием должника (то бишь Владимира). Ответ на этот запрос в Смоленск так и не пришел. Москвичи отчитались просто: запрос до нас не дошел.

Уже позже выяснится: в исполнительном листе название автостоянки было указано неправильно. В названии, пристав Козлова «перепутала» одну букву. На самом деле, она называлась «Энерджи Тракс»

Наш справедливый читатель удивится: как так, то судебным приставам было абсолютно наплевать на Владимира, то такое рвение. Ответ прост: после очередной жалобы, дело Владимира ушло из-под юрисдикции Козловой и Ко в отдел по Промышленному району Смоленска.

Тем временем, оба тягача и прицеп оказались на торгах. Знакомый предпринимателя был готов купить один из тягачей, но просил об одном: перед самими торгами взглянуть на автомобили и оценить их состояние. Покупать «кота в мешке», особенно, когда дело касается большегрузов, мало кто согласится.

Но, повторимся, по указанному в документах адресу, автостоянку найти не удалось. Более того, ее не смогли отыскать даже по спутниковым снимкам сотрудники смоленской прокуратуры.

Немногим позже, на связь с Владимиром вышел директор стоянки Евгений Смирнов. В телефонном разговоре он заявил: «Власть поменялась. В понедельник, я выкупаю у банка твой долг». В замен на погашение задолженности, Евгений требовал оба тягача. Предлагал даже заключить предцессионное соглашение, согласно которому Владимир и Татьяна взамен уступают оба тягача и прицепы некоему Егору Алексееву. Владимир на такую авантюру не пошел.

Но без тягачей второй Алексеев не остался. Их он приобрел на повторных торгах (забавное совпадение, не правда ли?).

Борьба с ветряными мельницами

А в сухом остатке мы имеем: путающихся и изменяющих свои показания приставов, двух однофамильцев, один из которых, по словам Владимира, ввел его в заблуждение, а второй оказался владельцем обоих тягачей. Еще одного сотрудника «Уралсиба», забравшего у приставов автомобили несмотря на просроченную доверенность, напрямую связанного с ним директора автостоянки, найти которую не смогли даже смоленские прокуроры и собирающегося выкупить у банка долг Владимира. Все они на допросах заявляют, что их не связывает ничего, кроме рабочих отношений. Почему тогда Владимиру предлагали отдать тягачи Егору Алексееву в обход торгов?

А в довесок ко всему этому — ряд довольно спорных документов и отказов в возбуждении уголовного дела. Сейчас Владимир ждет очередного «отказа» от региональных следователей. В правосудие на региональном уровне он уже не верит (и тому есть реальные примерыНа федеральном телеканале расследовали убийство в Смоленской областиГордон: «В Следственных органах работают люди циничные, недобросовестные и непрофессиональные»).

Readovka.ru будет следить за развитием событий, и призывает смолян, оказавшихся в схожей ситуации обращаться в редакцию интернет-портала. Связаться с нами можно через группу ВК «Важное в Смоленске» через сообщения сообщества или с журналистом редакции Марией Язиковой, а также позвонить по редакционному телефонному номеру +7 (996) 628-29-14 или прислать письмо через сайт.

«Сбор есть – денег нет». Благотворительный фонд наживается на больных смоленских детишках?

Анна Новосельцева, Ольга Хамицкая

Проверенные схемы «избавляют» от суда и следствия.
Мать двоих больных детей Ольга Авритова больше никому не верит. Единственный раз в своей жизни, а это было около года назад, женщина поверила в реальную помощь, в добрых волонтеров и в маленькое чудо. Тогда еще она не знала, откуда достать жизненно необходимые для ее дочерей 186 тысяч рублей. Ее любимые девочки, 5-летняя Алина и 2-летняя Софья, страдают от страшного генетического заболевания — туберозного склероза. -

...

Проверки халтурной дороги под Смоленском за 20 с лишним миллионов были

Евген Гаврилов

Специалисты «освоили» еще полмиллиона, чтобы сказать, что нарушений нет.
Воистину, в удивительные времена живем, товарищи! Глазам своим можно не верить вообще ни в каких вопросах, когда есть «бумажки». Прямо как в старом анекдоте, когда Коперфилда заткнули за пояс российские таможенники, «превратившие» одним движением ручки вагон красной икры в вагон зеленого горошка. Ведь в стране побеждающего бюрократизма куда важнее иметь порядок в документах, нежели на деле. Комиссии, проверки, специалисты, эксперты — вся эта братия способна превратить разваливающееся дорожно

...
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ

Враки , это не Смоленск , у нас вон лужи и дождь Люди в керзачах мокнут

Сергей Ковалев
Новости партнеров


наверх